Просмотр записей в разделе "заметки"

Танцевальная сказка

6 марта 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Тая_0916

Продолжу танцевальную тему.

Совсем недавно, в прошлую субботу мне удалось побывать на великолепном мероприятии – отчетном концерте и защите звания народного коллектива моей alma mater – танцевальной студии. Может, кто-то посчитает это рекламой, но этот коллектив (заметьте, без моего участия) редкий в наше время.

Отплясав 10 лет, я, наконец, поняла, что это дело не мое (а моем я писала раньше). И мечта моя оказаться по другую сторону сцены сбылась – я в зрительном ряду, как и далекие 10 лет назад, когда я наоборот хотела оказаться на сцене. Но теперь все иначе. Там я уже побыла, не жалею ни о чем, теперь мне интересно как там без меня и что вообще изменилось. Вооружившись охапкой цветов, сидючи рядом со «старой гвардией», ожидаю начала.

И вот тут меня поглотили необыкновенные чувства. Вот это наверное действительно что-то настоящее, настоящее искусство, настоящие танцы, где ты не видишь невывернутых коленок и ненатянутых носков, а видишь необыкновенно красивых людей, которые посылают тебе что-то со сцены. А сцена ли это? Что-то непонятное. Верите ли, что в простом провинциальном городе такое возможно? Пришел – и себя не помнишь. И ни о чем не думаешь – просто наслаждаешься танцем. Да, и нет мыслей о том, что человеку на сцене невероятно тяжело и он думает скорее бы закончить, потому что очень устал. Хотя, так думала я в свое время. У этих людей на сцене будто нет таких мыслей и дел, кроме перевоплощения то в чайку, то в дагестанскую красавицу, то в неведомый цветок. И все это преподносят лично тебе,лично каждому. Я ведь чувствую это всем существом. Как, кажется, легко им это удается. Каждый человек принадлежит им. Они дарят ему вот такие танцевальные подарки.

Есть, конечно, именитые коллективы, на выступлениях которых даже при просмотре в интернете забываешь обо всем (и об этом надо обязательно отдельно написать). Но по свежим следам мне захотелось рассказать именно об этом. Два часа прекрасных и немного неясных ощущений, которые после концерта еще больше нахлынули, их хотелось обдумывать и выяснять, что они значат. Но они как-то так тихонечко ушли, так и оставшись неясными для их испытавшего. Но это и хорошо. Наверное, настоящее искусство так и должно ошеломить – и быть таковым. В хорошем смысле слова. Ошеломить чем-то положительным, но ошеломляюще непонятным.

Вот так в очередной раз заканчивается мой пост – на непонятных чувствах.

История русского балета

5 марта 2013  //  by Serge  //  заметки  //  No Comments

Anna Pavlova

История мирового балета знает немало легендарных имен. В Стокгольме перед старинным зданием Музея танца сооружен памятник. В скульптуре из бронзы воплощен образ выдающейся русской балерины Галины Улановой в партии Лебедя (скульптор Елена Янсон-Манизер). Кто из нас не помнит танец маленьких лебедей или адажио Одетты-Одилии из сказочно-фантастического балета П. Чайковского «Лебединое озеро»? Эта музыка стала любимой для многих людей во всем мире, ведь идеи борьбы против темных сил, которые стоят на преграде к счастью, понятны представителям разных культур, людям разного возраста, разных художественно-эстетических интересов и вкусов.

Балет – вид музыкально-сценического искусства, его содержание раскрывается в хореографических образах. Французское слово «ballet» произошло от итальянского «танец». Французское название и итальянский корень не случайны. Родина балета – Италия, время возникновения – Возрождение. Итальянцы издавна любили танцевальные сценки на карнавале, которые со временем превратились в танцевальные спектакли. Во Франции стал популярным придворный торжественный балет. В королевской академии танца (Париж) сформировалась школа классического танца – своеобразный язык хореографического искусства, который в основном сохранился до наших дней. Балет состоит из музыки, танца – классического и характерного, пантомимы, сценария (либретто), сценографии.

В России балет стал популярным в 18 веке благодаря одному из представителей французской школы классического танца Шарлю Дидло. Именно он поставил на петербургской сцене немало балетных спектаклей, в которых выступала, в частности, и Авдотья Истомина, чье исполнение воспел Пушкин. Становление русской школы классического танца в 19 веке связано с деятельностью балетмейстера Мариуса Петипа, который поставил в Петербурге около 60 балетов, а также с музыкой Петра Чайковского, автора трех знаменитых балетов: «Лебединого озера», «Спящей красавицы», «Щелкунчика». Именно он придал глубокое психологическое содержание балетной музыке, в которой использовал принципы симфонического развития.

Историческое значение имел балетный дебют русского композитора Игоря Стравинского. Его балеты «Жар-птица», «Петрушка» в постановке талантливого балетмейстера Михаила Фокина, «Весна священная» в постановке известного танцовщика и балетмейстера Вацлава Нижинского были созданы для «Русских сезонов» в Париже, которые в начале 19 века организовывал Сергей Дягилев – известный антрепренер, горячий пропагандист русского искусства за границей. Сценическое оформление, декорации, костюмы, даже либретто «Петрушки» разрабатывал художник Александр Бенуа; сценография «Весны священной» принадлежала Николаю Рериху, также соавтору либретто. Балеты И. Стравинского с оркестровыми эффектами, смелыми ритмами, ладогармоническими находками, новаторской трактовкой фольклора открыли новую эру в истории музыкального театра. Звездой первой величины в русской труппе С. Дягилева была балерина Анна Павлова. До нее в балете царил виртуозный блеск, культ танцевальной техники. Анна Павлова создала эталонные образы высокой духовности, красоты, искренности. Среди них – «Лебедь» К. Сен-Санса, «Вальс» из «Шопенианы».

Славу русского балета на мировой музыкально-театральной арене приумножил еще один воспитанник петербургской школы, ученик Н. Римского-Корсакова Сергей Прокофьев. Он – автор огромного количества произведений: опер, симфоний, инструментальных сонат и концертов, ораторий и кантат, музыки к кинофильмам. Вершиной творчества композитора принято считать балет-трагедию «Ромео и Джульетта», который благодаря новаторской хореографии, симфоническим приемам музыкального развития стал гениальным воплощением шекспировских глубоко психологических образов, общечеловеческих конфликтов. Музыку балета пронизывают основные мелодичные линии – лейтмотивы, которые соединяют в одно целое ряд образов-портретов. Стремительная и полетная тема Джульетты-девочки, мечтательно-задумчивая и грустная – Ромео, эксцентричная и жизнерадостная – Меркуцио, сурово хоральная – отца Лоренцо, трагично-угрожающая – тема вражды Монтекки и Капулетти. В череде хореографических образов как будто оживает дух эпохи Возрождения. Балет стал общепризнанным шедевром трагедийного жанра. На основе русских народных сказок С. Прокофьев создал национальные балеты «Сказка про шута» и «Сказ о каменном цветке», в классических традициях написана поэтическая «Золушка».

Незабываемые прокофьевские образы Джульетты и Золушки воплотила на музыкально-театральной сцене Галина Уланова. Она обогатила традиции лирико-романтического танца Анны Павловой, наполнила характеристики хореографических героев психологизмом, особой поэтичностью, богатой гаммой эмоциональных нюансов. Героиням Улановой – непревзойденной мастерицы пластических деталей – свойственны внешняя скромность и огромная внутренняя сила. После выступлений за границей, где искусство балерины получило широкое признание, она писала: «Во всем мире считают, что именно душа нашего танца, или, как говорил Станиславский, «жизнь человеческого духа», завораживают превыше всего».

Славу своих выдающихся предшественников продолжают современные артисты русского балета. Образы Майи Плисецкой («Кармен-сюита» Р. Щедрина), Екатерины Максимовой и Владимира Васильева («Спартак» А. Хачатуряна), Нины Ананиашвили («Жизель» А. Адана) и многих других солистов Большого театра и Санкт-Петербургского театра оперы и балета вызывают восхищение зрителей. Сейчас русский балет известен во всем мире, ни одна страна не может похвастаться такими достижениями в этой художественной области.

Сложные отношения

3 марта 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Book and a View

Что за такая странная любовь к тому, что нам не нравится, но, так или иначе, затронуло? Так я думаю о своем отношении к роману «Госпожа Бовари» Гюстава Флобера.

Помню, как читала его в студенчестве, готовилась к семинару и в ночи дочитывала этот роман. И обычно-то я не была столь примерной ученицей: хотелось спать – я ложилась и не дочитывала книги. Но в этот раз было совсем иначе. Меня прямо зацепило. И я даже не знаю что. Когда в три часа ночи я захлопнула книгу, то подумала: «Как противно! Я так ни за что не хочу». Я никогда не считала эту книгу понравившейся мне. Но проявляла к ней какой-то необыкновенный интерес. Ведь ничего плохого и сможешь сказать о том, каким языком она написана, как написана и о чем. Отталкивает тут что-то другое. Какая-то внутренняя самостоятельная жизнь романа, его героев. Не «я не хочу это перечитывать», а «я не хочу так жить, зачем мне это показывают». И как ни странно, я стала искать фильмы по этим не самым приятным событиям. Что за странное желание – смотреть экранизации той книги, которая тебе не понравилась? А ведь это значит знакомиться с ней ближе или с другой стороны. Оценивать еще и взгляд режиссера на роман, видеть конкретную картинку происходящего, а не воображаемую при чтении.

Может, стоить причислить эту книгу к любимым, если все же она побуждает такой интерес, но не рождает большего отвращения. Вот есть, например, «Доктор Живаго», который я откровенно не люблю, и еще, наверное, напишу об этом. И с этой книгой никак не хочется сталкиваться более. А с «Госпожой Бовари» какие-то странные отношения. Как и ее отношения со всеми мужчинами. Вспоминаю, привожу в пример часто.

И вот снова возвращаемся мы к тому же – какую гамму чувств рождает в нас искусство, а конкретно литература. Мы даже порой не можем разобраться, как я, например, что с нами происходит. Почему так, что за балансирование между «нравится» и «не нравится», которое продолжается не то, что месяц, а даже не один год, заставляет возвращаться к этому. Читайте, люди! «Госпожу Бовари» Флобера, кто еще не успел. Если, конечно, я не отпугнула.

Мечты

1 марта 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Bus Rider [After Work]

Сижу я тут в очередной раз в маршрутке, гремящей стандартными звуками одного из самых популярных «радио маршруток», и понимаю, что сегодня утром я ехала на работу в автобусе, и играло то же самое, а еще на прошлых выходных в такси я слышала эти песни. Появились у меня вот какие мысли…

Вот живу я в городе, где толково ловится лишь это радио, и здесь люди, поневоле и из-за своего меломанства, в некотором смысле вынуждены слушать такую музыку. А ведь ловилось бы что-то другое, глядишь, и поприличней музыку бы слушали. И вообще, была бы самой популярной такая волна, где включали бы совершенно разную музыку, но положительно влияющую на внутренний мир человека, развивающую его, заставляющую думать или настраивающую на гармоничный лад. Вот ты, водитель маршрутки, а едешь и слушаешь что-нибудь из Фрэнка Синатры, а за ним раз в час что-нибудь из классики. Так, наверное, можно чувствовать себя совсем по-другому и людям, которые едут по своим делам и местам, невольно слушая то, что нравится водителю. Вот и были бы маршрутки неким оазисом просвещения в шумном (или не очень) городе.

И ведь есть такие волны, которые пытаются сделать что-то типа проигрывания классики раз в два часа или включать хотя бы что-то в одном стиле, придерживаться какого-то определенного пути. Но кто их слушает. Не так, наверное, много людей. И опять же, в местах скопления народа будет играть совершенно другая музыка. Ведь и мы порой привыкшие к этому. К тому, что отовсюду и всегда звучит. А было б так, чтобы пел Шарль Азнавур, и мы такие спокойные и радостные друг другу прогуливались по площади в праздничный день. Вот просто случилось бы так, что нашлись люди и сказали: «Хватит это терпеть»)

Какие громкие слова я говорю и рисую идиллические картины… Но ведь если бы и правда нас окружала другая музыка, мы бы и жили немножко по-другому.

Билеты не достать – постоянный аншлаг

28 февраля 2013  //  by Serge  //  заметки  //  No Comments

Театр на Таганке, «Гамлет», сцена у могилы Офелии, 1972 год// © Валерий Плотников

Пятидесятые и шестидесятые годы ознаменовались новыми революционными переменами в театре. В годы “оттепели” талантливая молодежь, освободившаяся от пресса сталинского монументализма, принесла с собой прогрессивные настроения и задумки. На первый план вышел образ человека как личности. Душевные искания, тонкости психологии, искренность взаимоотношений – вот что было интересно теперь творцам и зрителям. Однако представлять время только лишь в оптимистических красках было бы неправильным. Этот период отличается своей парадоксальностью. С одной стороны – невиданные до сих пор возможности для творчества (и немало было сделано для этого). А, с другой стороны, в театральном искусстве присутствовали командный методы работы, администрирование, элементарный произвол чиновников “от искусства”, порой очень от этого искусства далеких. Представители творческой интеллигенции постоянно сталкивались с трудностями в практическом осуществлении передовых идеалов.

Появляются театры – неформалы, театры – бунтари. Одним из них стал легендарный театр на Таганке Любимова. Сценическое искусство тех лет соединяло в себе классические традиции и зарождение новых театральных направлений, их отзвук дошел до наших дней. Происходит становление нового режиссерского поколения. Драматургия в этот период взаимодействует с поэзией, которая тогда также переживала необычайный расцвет. Упомянутая уже “Таганка” включает в репертуар поэтические представления, драматургическая основа которых – поэзия. А. Вознесенский (“Антимиры”), Е. Евтушенко (“Под кожей статуи Свободы”), В. Маяковский (“Послушайте!”), С. Есенин (“Пугачев”). Это были времена Эфроса, Хейфица, Ефремова, Табакова, Волчек, Дорониной, Фоменко, Андреева.

Наряду с произведениями Грибоедова, Островского, Чехова, Горького, Толстого, Гончарова идут в постановку пьесы современных талантливых драматургов Алексея Арбузова, Александра Вампилова, Александра Володина, Эдварда Радзинского, Михаила Шатрова. Ведущими площадками становятся БДТ, “Современник”, театр им. Маяковского, театр Сатиры, театр на Малой Бронной. Билеты не достать – постоянный аншлаг.

Провинциальные чудеса

26 февраля 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Арзамасский Воскресенский собор

Что-то понравилось мне писать о тех городах России, в которых мне за последние полгода удалось побывать)

На юге Нижегородской области есть славный и богатый историей город Арзамас, хоть он совсем небольшой. Этот Арзамас не в столь далеком прошлом носил порядковый номер и являлся закрытым. Но главная его прелесть не в этом. Только-только минул юбилейный для нас 2012 год – 200-летие победы в Отечественной войне 1812 года. А как раз в Арзамасе стоит невероятное для провинции строение – Воскресенский собор. Вот как он связан с этим событием.

Стоит начать с красноречивого высказывания Н.Н. Померанцева, известного архитектора-реставратора, которое было написано в далеком 1926 году о соборе (и оценить этот факт в полной мере при взгляде на фотографию): «По общему облику и прекрасным пропорциям Арзамасский Воскресенский собор не имеет себе равного среди классических церквей Москвы и может идти в сравнение лишь с Петербургскими соборами Стасова». Вспоминаем всеми уважаемый и любимый Исаакиевский… Такое невероятное для простого русского городка строение – выходишь на площадь, и тебя накрывает. Только что ты шел по ровненькой улочке с деревянными домиками в красивых изразцах и наличниками на окнах, а в конце улочки на площади перед тобой возникает этакая громадина – плод народной любви и молитвы. Именно на народные средства был построен собор, и по произволению народному было положено начало его возведению. Коленопреклоненно на главной площади молились люди об избавлении отечества от нашествия супостатов. И в честь дарованного освобождения и был построен этот своего рода памятник.

Проект храма выполнил Михаил Коринфский уроженец Арзамаса, ученик известного архитектора А. Н. Воронихина. Правда, при строительстве не обошлось без трудностей – после долгих лет создания храма, уж готового к освящению, трескается одна из несущих колонн. Каждый может себе представить, что бы он почувствовал, если бы вложил добрую часть своих средств в строительство, если бы непосредственно принимал активное участие в этом, а главное, с нетерпением ожидал освящения храма, чтобы он стал доступным для людей. Но нашелся человек, который смог исправить эту фатальную ошибку. Местный самородок крестьянин Егор Измайлов предложил стянуть колонну железными оковами, а сверху покрыть еще одним слоем строительного материала. Если через три дня трещина не проявит себя, то храм решили не сносить. Ну, вот таким он и стоит сейчас перед нами. Наверное, с теми же оковами вокруг колонны, которая чуть было не разрушила весь собор.

Уникальной является и роспись собора в технике гризайль – тушью по сырой штукатурке. Таких фресок, мастерски выполненных в совершенно разных оттенках и тонах коричневого цвета, вы не встретите нигде. Невозможно перечислить и то количество святынь, где каждая – произведение искусства, которые содержит храм. Остается только приехать и увидеть все своими глазами.

Я думала, что подобное можно встретить где-нибудь в Италии или Австрии, а тут, такие чудеса в мало кому известном Арзамасе. А сколько их еще…

Записки путешественника

24 февраля 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

27/03/2011 - Saratov

Продолжая тему городов и развивая мысль о том, почему можно с той же силой, как и Питер, любить любой другой провинциальный город, поведаю о своей командировке в Саратов.

Для меня этот город, из всех в которых я была, оказался самым культурным. А знаете почему? Потому что в течение проведенных там четырех дней я побывала в консерватории, двух театрах и не менее чем в четырех музея. Не стоит забывать о том, что я еще там и работала днями)

Все на самом деле так удачно складывалось. В первый день прогулки по Саратову совершенно случайно мы наткнулись на консерваторию им. Л.В. Собинова, о которой я уже была наслышана (является лучшей из провинциальных). Мы стали жадно рассматривать репертуар, а числа все были неподходящие – или уже прошло или будет проходить после нашего отъезда. Но тут же рядом висела большая афиша, в которой говорилось, что буквально в сию минуту идет концерт камерной музыки. Мы (такие знатоки), не совсем понимая, что значит «камерной музыки», робко открыли тяжелую дверь старого здания, архитектура которого сильно напоминает готический храм, разделись и поднялись наверх. С трудом найдя место в небольшом зале, мы со своей спутницей сели даже не рядом и далее были поглощены происходящим. Выпускники консерватории участвовали в этом концерте с инструментальными и вокальными номерами. Конферансье во время пауз длительно рассказывала о том, что происходило и что будет происходить, что немного затягивало мероприятие, но мы остались необыкновенно довольны. А с одним из исполнителей нам пришлось встретиться потом еще однажды – он исполнял одну из ролей в опере, где мы оказались уже на третий день.

Буквально в канун нашего приезда горел ТЮЗ в Саратове. Жители много обсуждали это событие. И мы тут же советовались у наших коллег, какой театр нам стоит посетить. Единогласно все отвечали – ТЮЗ (новое-то здание стоит целехонькое). И вот уже после работы мы стремительно направились туда. И вот тут настигла нас печаль – спектаклей нет ни в один из подходящих нам дней. Был вчера. Но вчера мы были в консерватории… Держа в кармане небольшую карту гостя Саратова, мы быстро сориентировались – Театр драмы, вот, что нам нужно. Смотрим – недалеко. Идем. И всех по дороге спрашиваем, долго ли… Кто-то нервно хихикал, кто-то делал большие глаза. Пенсионерки отправляли нас на разных видах транспорта. Но мы твердо шли. Путь оказался крайне недолгим. Дальше – больше. Наконец достигнув вожделенного театра, мы находим кассу и спрашиваем, что сегодня идет. «Республика ШКИД, премьера, осталось два билета в первом ряду. Берете?» Мы с минуту раздумывали и взяли. А чего тянуть? Это судьба – два наших билета.

Спектакль был необыкновенный. Всем, кто будет в Саратове, советую к просмотру. Невероятно сильный и настоящий. Все такое домашнее (дело было на малой сцене). Я сама-то «республику» не читала и не смотрела, но спектакль меня обворожил. Чудесные актеры, студенты все той же академии (консерватории) им. Л.В. Собинова, поют, танцуют, а как играют. Так прошел наш второй театральный вечер.

Оставался у нас только Театр оперы и балета, прямо рядом с которым мы жили, но в который нам никто не советовал идти. Но мы решились. Такие по-провинциальному дешевые билеты. Опера «Пиковая дама». Я вообще никогда не была в опере, в отличие от моей спутницы, поэтому она меня наставляла и научала на протяжении всего мероприятия. И именно благодаря ней мне были открыты многие прелести именно саратовской оперы. Невероятно красивые декорации, костюмы. Тут где-то и появился наш знакомец из консерватории. И опера была исполнена абсолютно полностью, без сокращений, с абсолютно всеми либретто (да-да, именно это подсказала мне моя удивленная сим спутница). Целых три часа, мероприятие для неподкованного слушателя тяжеловатое, мы следили за судьбами героев. Так завершился наш третий театральный вечер. На следующий день мы тем же своим коллегам очень хвалили их оперу (балета мы не видели), зря она наговаривают. Правда, может, они что-то еще имели в виду…

В последний наш день мы совершили марш-бросок по краеведческому музею, где я сшибла рыцаря, но, это уже, как говорится, совсем другая история. Не театральная, но культурная. Добро пожаловать в Саратов!