Просмотр записей в разделе "заметки"

“Брачная газета” в “Старом Владимире”

17 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Брачная газета

Какая хорошая у меня работа!

Этим летом мы нашим рабочим научным коллективом отправились на 4 дня в поездку во Владимиро-Суздальские края. Владимир мне понравился, но не столь удивил – обычный провинциальный городок, красивый, уютный, да еще какой древний. Исторический центр, вал, Золотые ворота – все это вполне уживается с современным городом: так, например, совсем недавно в центре самая известная сеть фаст-фуда построила сама себе здание – вполне вписывающееся в окружающие ландшафты. Экскурсоводы, шутя, спрашивают: «Как вы думаете, какого века это здание?» И многие отвечают 19-го.

Суздаль в этом смысле удивил больше – со стороны он больше похож на деревеньку. Деревеньку в хорошем смысле: из построек над городом возвышаются лишь соборные купола Кремля и монастырей. В городе нет ни одного здания выше 3 этажей. И это действительно так. Стоит уважать людей за такую верность в деле сохранения первозданного вида этого города. Люди свои дома перестраивают лишь после совещания с архитектором. При этом всем, туристов в этом городе намного больше, чем во Владимире. И туристический бизнес там развит сильнее: говорят, под Новый год в гостинице невозможно найти место. Такое обилие людей рвется провести в Суздале этот праздник.

Но мы пока вернемся во Владимир. В первый день нашего посещения этого города мы оказались в музее, располагающемся в водонапорной башне. Во второй половине 20-го века здание, которое по назначению больше не использовалась, перешло в ведение Владимиро-Суздальского музея-заповедника, и там была открыта экспозиция «Старый Владимир». Поднимаясь по широкой винтовой лестнице, проходящей, как ось, через всю башню, мы знакомились с жизнью этого города, наблюдали разные предметы, многие из которых нам называли редкими. Но особое внимание привлек всех один с виду невзрачный экспонат в зале последнего уровня.

«Брачная газета» 1917 года выпуска от 13-го августа. Как много и как мало изменилось с тех пор! Как и век назад люди сейчас пользуются теми же самыми методами. Но какие оригиналы находились тогда – стоит только прочесть пару из объявлений! Хотя, наверное, если провести сопоставительный анализ, то найдутся многие сходства с современностью. Только вот жизненные реалии тогда были другие, бытовые условия – это явно видно из некоторых текстов. Некоторые из них такие пространные и поэтичные, а некоторые коротки и предельно ясны, кто-то ищет денег, не считаясь с возрастом будущей жены, а кто-то ровно наоборот. Женщины и мужчины, военные и гражданские, молодые и старые – все собрались в одном этом листочке, который передает нам из прошлого века такой замечательный привет.

А вот одно из них, по числам очень актуальное: «Не стара, не дурна, не глупа, жизнерадостна, не бедна, здоровая, откликнись муж-друг, не богатый, не знатный, лишь молодой, статный, музыкальный. До 15 октября: Киев, Почта, А.В, после Кисловодск»

Людям насколько нравится этот экспонат, что сотрудники музея нашли правильный ход: они сделали скан этой газеты и размножили его, таким образом газету можно купить в сувенирной лавке по совсем смешной цене. И мы купили. Много)

Сложно долго рассказывать о том, что нужно видеть, даже читать. Лишь напоследок…

«Любовь не требует богатства и я ищу хотя и бедную, но милую и красивую барышню или вдову средняго роста, мягкаго, тихаго нрава, средняго образования. Цель – брак. Я военный, 25 лет, обезпечен, вполне здоров, мягкаго, добраго характера. Стремлюсь к тихой семейной жизни. Отзовись, кому тяжело в одиночестве. Желательна фотография, возвращу. Подробности письменно. Москва…»

Лев Николаевич и Софья Андреевна Толстые: история встречи

14 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Leo Tolstoy with his wife Sophia (1910)

Частная жизнь знаменитых личностей всегда составляла интерес для человека обыкновенного. Поэтому во все времена был популярен автобиографический жанр, дневниковые записи тех самых личностей. Я, не отличаясь в этом от многих других, тоже имею пристрастие к подобному чтиву. И вот случилось мне прочесть одно из многочисленных жизнеописаний Льва Николаевича Толстого. Безусловно, многие вещи поражали, другие было сложно понять, но, одно пробудило во мне еще больший интерес к дальнейшему изучению. Но только дневников не самого писателя, а его жены, которая личностью была, ни много, ни мало, легендарной. Во время того, как я читала о жизни его, мне хотелось знать, а что же думала и чувствовала она в тех сложных ситуациях, в которых приходилось ей оказаться. Жены великих всегда в их тени. И все же Софья Андреевна была и сейчас есть известная жена своего известного мужа. Постигая жизнь семейства Толстых из такого сокровища как ее дневниковые записи, спешу поделиться.

Ни в коем случае не собираюсь пересказывать близко к тексту – прочесть двухтомник мемуаров Софьи Андреевны «Моя жизнь» вы можете самостоятельно. А я лишь напишу о том, что показалось мне интересным среди того, что я прочла буквально за последние два дня.

Как любопытно складывались отношения писателя и его будущей жены. После практически стихийного развития отношений, которые в общем-то никак внешне не проявлялись, кроме участившихся посещений Львом Николаевичем дома Берсов (девичья фамилия Софьи Андреевны). Возможно, стоит только упомянуть об эпизоде, который прекрасно описан в романе «Анна Каренина», где Левин объясняется в любви Китти, чиркая мелком на карточном столе начальные буквы слов, смысл которых должен быть ясен девушке. Он и был ясен. Только на самом деле это были Лев Николаевич и Софья Андреевна. Кто сможет расшифровать «В. м. и. п. с. с. ж. н. м. м. с. и. н. с.»? Для меня ровным счетом ничего не означает ни одна из этих букв. Но не для молодой Софьи. «Ваша молодость и потребность счастья слишком живо напоминают мне мою старость и невозможность счастья», – расшифровывает она. Вот, что удивительно. Люди, знакомые давно, друзья, вдруг понимают для себя – между ними что-то неминуемо происходит. Именно эта женщина должна стать женой великого писателя, на своих еще таких юных, почти детских плечах понести непростую ношу.

И вот тут-то открываются еще любопытные обстоятельства, при этом вполне житейские: старшая сестра Софьи Лиза давно страстно влюблена в друга семьи Толстого и мечтает, чтобы он на ней женился. И она становится первой из тех, кто узнает о том, что это самое предложение Лев Николаевич сделал, но не ей, а Соне, которая хотела дать свое твердое согласие.

Пострадал здесь и далекий Сонин возлюбленный, друг ее старшего брата Поливанов. Данные в горячую пору юности обещания, общение лишь по переписке, поскольку молодой человек получал военное образование – все померкло и стало условным (каковым, наверное и было) после в с т р е ч и со Львом Николаевичем. Поливанов, правда, так не считал: услышав подтверждение о женитьбе из уст Сони, юноша разразился рыданиями. «Где же моя вина и что же теперь делать», – вот какие мысли посещают юную Соню. Не думаю, что это похоже на лукавство. При наличии множества кавалеров, ни с одним она не позволяла себе кокетства – она была еще ребенком. Потому, когда в ней родилось впервые настоящее чувство, она не знала сомнений.

Неспроста встречаются друг другу такие люди, преодолевая разные трудности. Возможно, именно благодаря таким роковым встречам потом рождаются великие произведения. Или даже ложатся в их основу…

Русский женский костюм, как понимание настоящей красоты

11 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Русский женский костюм

Возвращаясь к теме фантазий на тему того, как же прекрасно все было раньше, век или пару веков назад, можно поразмышлять вот еще о чем: о русском костюме.

К сожалению, у нас сейчас может складываться мнение, что ничего такого интересного он из себя не представлял, потому что мы привыкли видеть женщин в широких платьях и огромных красных кокошниках, расшитых всячески пайетками и другими украшательствами современного толка. Да, сейчас существует много явлений, стилизованных под народное, подчас даже заменяющих его: от исполнительского и танцевального искусства до одежды. Но на самом деле, настоящий костюм русской женщины – гениальнейшее изобретение.

Безусловно, речь идет не о моде того или иного периода – тут дискуссия может затянуться, так как доказать, что тут хорошо, а что плохо вряд ли кому-то удастся, ведь вкусы у всех разные. Но сам костюм народный, этнический – совсем другое дело.

Все в народном платье было символично и неспроста. Красная вышивка рубахи на вороте, рукавах и по низу – оберег тех мест, где одежда встречается с кожей – значит, здесь требуется особая защита. Под головным убором, который являлся неотъемлемой частью костюма любой замужней женщины, носили две косы, как символ мужа и жены, двух начал, составляющих семью.

Хотя, волос подчас и совсем не было видно, прическа все равно сплеталась из двух кос. Это сейчас считается, что две косички – детская прическа, но раньше, когда это имело еще свой особый смысл, было совсем не так. Одна коса – вот девичий символ. Расплетшись раз перед венцом при особом обряде, она больше не украшала женской головы.

Особое умение грамотно одеться имели женщины. Не было толстых или худых – все были красивые. При всей моей нелюбви к разговорам о современных стандартах – мы их в какой-то мере имеем. Что и касается одежды в первую очередь. Но русская девушка старины такой проблемы не имела. Взглянуть, например, на костюм, характерный как для юга России, так и Малороссии и южнославянских стран. Длинная рубаха с широкой горловиной и пышными длинными рукавами и поверх юбка, которая носила название «панёва». Юбка на месте талии затягивалась поясом, в результате чего мы получаем идеальный силуэт. И это вовсе не просто разговоры о вещах. Тут другое: народ понимал, как правильно и без вреда для себя и окружающих одеться, при этом подчеркнуть свою природную красоту, оставаться таким, какой ты есть. Может поэтому у тех людей (создается впечатление, что идеальных) и заботы были другие, и интересы, возможно. И внешне это проявлялось в их способности одеваться тем, а не иным способом.

Конечно, самой распространенной формой одежды был сарафан разного покроя в зависимости от области, в который его предполагали носить. Такой фасон практически всегда также подвязывался поясом. Кстати, пояс – это тоже оберег, поэтому неподпоясанными люди практически не ходили.

Кто-то скажет, что все это, якобы умение одеваться, – лишь набор совпадений, связанных с привычным бытовым и религиозным укладом жизни русского человека. Безусловно, это так, но слово «совпадение», на мой взгляд, не подходит. Ощущение и понимание настоящей красоты – вот, что было у древних в избытке.

Храм Дружбы. История одной вышивки

9 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Храм Дружбы в Павловском музее-заповеднике

Когда я вновь уезжала в командировку в Санкт-Петербург, моя начальница сказала, чтобы я не «горела» на работе, но чаще находила возможность бывать в разных музеях и интересных местах. Недолго думая, она добавила: «Обязательно поезжай в Павловск!» – «А что там?..» – «Увидишь! Я тебе приказываю – поезжай!».

Терпеть до начала командировки я не стала – придя домой, я открыла официальный сайт музея-заповедника «Павловск», узнать, что это за место и чего там такого особенного. Бродя по разным разделам сайта, я наталкиваюсь на название «Храм Дружбы». Хм, какое-то знакомое название. Перехожу по ссылке и вижу…

И вот тут-то я поняла, что действительно стоит напрячься и найти время съездить в Павловск. Как раз в дни моего пребывания в культурной столице стояла невероятно теплая погода, которая способствовала созерцанию красивой осени. Температура воздуха достигала отметки +20, а воздух казался по-летнему морским. В один из таких дней и состоялась поездка с Витебского вокзала мимо станций с говорящими названиями «Паровозный музей» и «Царское (Детское) село» до остановочного пункта «Павловск».
Покидая платформу, сразу оказываешься у входа на территорию музея-заповедника, где всем предлагают взять напрокат велосипед или купить орешки для белок, которых много и которые немного напоминают городских голубей по своему поведению – так их тут все балуют.

Неспешно двигаясь по указателям «Дворец», созерцая по сторонам осенние пейзажи, переходя через дуги мостов, изогнувшихся от холода ручьев, я увидела вдалеке тот самый Храм Дружбы. Все очертания его – шестнадцать дорических колонн, охристая окраска ротонды, возвышающаяся белая крыша – были для меня настолько знакомыми, если не сказать родными. И вот тут стоит ответить на вопрос «почему?».

Во время посещений в моем детстве школы искусств, мне случилось выполнять одно задание. Не помню, что была за дата, но был юбилейный год, связанный с какой-то питерской тематикой. Поскольку я училась в отделении декоративно-прикладного искусства, то отражать нам в своем творчестве эту тему надо было с помощью техник такого рода, а в моем случае это была вышивка. При этом наша преподаватель раскрыла нам инновационный для всех тогда метод – свободный стежок. Принцип невероятно прост – вышиваешь, как пишешь. Стежок – мазок кисти. Объектом использования этого метода стал тот самый Храм Дружбы, летний, в зелени деревьев, пестро отражающийся в протекающей речушке. На небольшом отрезке голубой ткани в течение продолжительного времени рождался тот самый вид, который открылся мне, когда я оказалась в Павловске перед Храмом. Я бы пожелала всем подобных совпадений, потому что это находит намного больше откликов в душе и оставляет безусловное впечатление. Вряд ли Храм Дружбы смешается для меня с другими постройками такого типа, которых не только в Санкт-Петербурге, но и в мире немало.

Безусловно, знакомство с музеем-заповедником продолжилось во дворце, который предлагал богатые экспозиции. Одна из них демонстрировала комнаты, в которых некогда жилось Павлу I и его супруге Марии Федоровне. Экскурсоводы увлеченно рассказывали о каждом из залов, обращая внимания на все детали богатого декора помещений. Впрочем, все эти красивые комнаты также хороши, как комнаты других дворцов…

Последние мои слова как раз подтверждают выраженную ранее мысль: дворцов-то много, а Храм Дружбы – один)

Российский этнографический музей

6 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Sankt-Petěrburg

Прелюбопытное место, Российский этнографический музей, советую посетить в очередную вашу поездку в Питер. Безусловно, этот музей не характеризует северную столицу как-то привычно для тех, кто любит ее особенный колорит. Хотя, безусловно, основание его в 1902 году связано с именами Николая II и Александра III, а также большое количество экспонатов оказалось в музее благодаря августейшим особам. Но интересен этот музей не только этим и даже в основном другим.

Любопытно, что это один из немногих в Петербурге музеев, здание которого для него и строилось. Существовавший долгое время внутри Русского музея РЭМ в 1913 году переезжает в новое здание на Инженерной улице, но только через 10 лет первые посетители смогли войти в его залы.

Мне повезло смотреть экспозиции в сопровождении тех людей, которые участвовали в их создании. Безусловно, это касается только недавно открывшихся. Например, «История и культура евреев России», которую сотрудники называют музеем в музее, по причине того, что многие экспонаты были переданы на временное хранение специально для показа в этой экспозиции. В ней, на первый взгляд, казалось бы, скупой, продумано все до последней мелочи. Если окажетесь там, обратите внимание, например, на карнизы для штор.

Невероятно увлекательный рассказ сопровождал просмотр экспозиции «Народы Средней Азии и Казахстана». Крайне любящая свое дело сотрудница, тема изучения которой созвучна названию, сумела заинтересовать нас необыкновенно: доисламские верования, роль женщины в мусульманской семье, внешний облик поморцев – никогда не думала, что информация такого характера может показаться столь увлекательной. Вот, как важно, когда человек занимается любимым делом, тем более в музее. Он не только сам испытывает удовольствие, но и может доставить его окружающим.

По разным причинам экспозицию о народах Восточной Европы рассмотреть, как следует, не удалось. Моей целью здесь было увидеть женский костюм Московской губернии. Может, это покажется странным, но в Москве подобное нигде не экспонируется. Известно, что такой костюм хранится в фондах Государственного исторического музея, но увидят ли его в ближайшее время посетители на выставках – никому неизвестно. Так вот фонды РЭМа также хранят московский женский костюм. К сожалению, в экспозиции он также не представлен.

Вот и еще один рассказ в копилку, которая могла бы носить название «Музеи, которые стоит посетить». Санкт-Петербург, рядом с Площадью Искусств, стена в стену с Русским музеем – Российский этнографический музей. Приятного знакомства)

“Знакомый Ваш, Сергей Есенин”

4 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Esenin

Сегодня мы отмечали день рождения Сергея Александровича Есенина.

Первой задачей явилась распечатка портрета. Что выбрать… А, вот, лучший вариант: совсем юный, красивый. Быстро находится рамка, паспарту фисташкового цвета в тон кабинетных стен – в течение 10 минут у нас готов прекрасный портрет, прислоненный к принтеру, с известной подписью «знакомый Ваш, Сергей Есенин». Правда, словно он был здесь всегда. Только жаль, что многие, кто заходил к нам в кабинет, даже не замечали фотографии…

Сергей Александрович – поэт. А что делают поэты? Правильно – пишут стихи. Поэтому люди, которым нравятся стихи, написанные поэтом, учат их и, если приходится, рассказывают. Это был второй этап нашего праздника – чтение стихов. Мы выбрали время, подготовились, и вот в назначенный час раздается телефонный звонок – наша коллега. Ей было очень жаль, что такое мероприятие проходит в ее отсутствие. Но выход нашелся – мы читали стихи по телефону. О простых вещах всегда сложно писать. Поэтому, возможно, многим покажется, что ничего необычного не произошло. Может, так и есть. Но как хорош был этот момент, момент чтения. Хорош именно тем, что один человек сожалел, что не смог услышать стихов Сергея Александровича и быть причастным этому, а другие пошли ему навстречу, так как не сочли такой порыв напрасным. Как описать лучше – я не знаю. Быть может, кто-то проберется сквозь мои путаные мысли до сути. Наверное, этот кто-то сегодня тоже отмечал день рождения поэта.

Наверное,это и есть народная любовь, нематериальная составляющая успеха поэта, которая всегда, думаю, ценилась более всего. Обратная связь с читателем, правда, спустя век, практически.

Возможно, читающие этот текст, захотят узнать, какие есенинские стихи сегодня звучали в телефонной трубке. Я предоставлю такую возможность.

***

Нивы сжаты, рощи голы,
От воды туман и сырость.
Колесом за сини горы
Солнце тихое скатилось.

Дремлет взрытая дорога.
Ей сегодня примечталось,
Что совсем-совсем немного
Ждать зимы седой осталось.

Ах, и сам я в чаще звонкой
Увидал вчера в тумане:
Рыжий месяц жеребенком
Запрягался в наши сани

***

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я — они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пуст твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь,—
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пойдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер…»
Я отвечу: «Добрый вечер, miss».

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь,—
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

***

Мелколесье. Степь и дали.
Свет луны во все концы.
Вот опять вдруг зарыдали
Разливные бубенцы.

Неприглядная дорога,
Да любимая навек,
По которой ездил много
Всякий русский человек.

Эх вы, сани! Что за сани!
Звоны мерзлые осин.
У меня отец – крестьянин,
Ну, а я – крестьянский сын.

Наплевать мне на известность
И на то, что я поэт.
Эту чахленькую местность
Не видал я много лет.

Тот, кто видел хоть однажды
Этот край и эту гладь,
Тот почти березке каждой
Ножку рад поцеловать.

Как же мне не прослезиться,
Если с венкой в стынь и звень
Будет рядом веселиться
Юность русских деревень.

Эх, гармошка, смерть-отрава,
Знать, с того под этот вой
Не одна лихая слава
Пропадала трын-травой.

С.А. Есенин

Таллинн: город в городе

1 октября 2013  //  by Da_jana  //  заметки  //  No Comments

Таллинн

Много раз уже случалось мне думать, говорить, писать, что желанными для людей являются те места, которые далеки, либо имеют среди людей известность, популярность, ну или попросту, обладают, как это сейчас называется, брендом города. Безусловно, в таком случае вряд ли нам покажется интересным место, где нам часто приходилось бывать. Но можно и пофантазировать. А если, скажем, вообразить, что вы часто бывали в крупном заграничном городе ребенком? Какую бы культурную ценность имело для вас это место, как много бы вы запомнили? А теперь о себе.

Речь пойдет об одной из прибалтийских столиц – городе Таллинне. Так случилось, что в моем детстве я каждое лето в течение долгих лет бывала там. Но с самим городом, оказалось, я была знакома мало. Пробелы я смогла восполнить в течение последних двух поездок, осуществившихся в моем уже сознательном возрасте.

За казалось бы долгие две летние недели хотелось охватить необъятное: приложить все усилия, чтобы всюду побывать, вернее, познакомиться со всеми культурными достопримечательностями города с древней историей. Выполнить эту задачу полностью не удалось, но тем, что я видела, я попробую поделиться.

Жемчужина Таллинна – старый город, который находится в самом центре, будто небольшой цветок, укрытый лепестками современного города. Входишь в Вирусские ворота, а ступни ног через тонкую подошву летней обуви сразу ощущают старую мощеную дорогу, глаза видят узкие дома, стены которых будто бы срослись за века. Дорога ведет вверх: по ней ты приходишь в сердцевину Старого города – Ратушную площадь, которая гудит, как, вероятно, гудела и раньше, но сейчас от обилия туристов и небольших кафе, наперебой приглашающих к себе посетителей. От площади расходятся много маленьких улочек. И тут для нас было два варианта развлечения: каждый раз выходить с площади через одну из улиц, а дальше – куда глаза глядят, и как далеко унесут ноги. Другим вариантом был маршрут из путеводителя – тогда мы шли по указанным отметкам, останавливаясь у каждого памятного места, читая краткую информацию о нем. По улице Пикк мимо музея марципана, Большой гильдии до церкви Олевисте (святого Олафа) – по сей день самого высокого здания в Таллинне. Оказавшись там буквально за полчаса до закрытия, мы совершили забег на смотровую площадку, устроенную там, видимо, не так давно. Награду за труды по подъему на такую высоту человек получает наверху: весь город до самых спальных районов на берегу Финского залива, прогуляться вдоль которого можно просто, возвращаясь домой. Вот так люди тоже живут на море. Только купаться в нем им получается совсем не часто.

Во всем Старом городе какой-то свой средневековый дух, особая тишина, которая иногда нарушается лишь шумом проезжающих машин, словно из будущего. Уют небольших двориков сменяется неприветливыми высокими и толстыми стенами, а яркие дома – угрюмыми башнями. Сложно поверить, что в 15 минутах ходьбы ты окажешься в крупном торговом центре. Словно один город поселился в другом. При этом между ними не возникает противоречий.

Кривая маршрута путеводителя логично заканчивалась на той или иной точке, откуда можно было начинать еще несколько разных маршрутов, которые мы откладывали уже на другие дни. Художественный музей Куму, музей под открытым небом, башня Кик ин де кёк с подземными лабиринтами, дворцово-парковый ансамбль Кадриорг, основанный Петром I – все это места, которые заслуживают отдельного рассказа, составляющего целостную картину об одной из прибалтийских столиц, столь знакомой и незнакомой мне прежде.